Правила жизни Ле Корбюзье : IK-architects
4281
post-template-default,single,single-post,postid-4281,single-format-gallery,edgt-cpt-2.0.1,mikado-core-2.0.1,ajax_fade,page_not_loaded,,homa-ver-3.1, vertical_menu_with_scroll,smooth_scroll,fade_push_text_right,blog_installed,wpb-js-composer js-comp-ver-6.2.0,vc_responsive

Правила жизни Ле Корбюзье

Правила жизни Ле Корбюзье

Ранее мы рассказывали о LE CABANON КАБАНОН хижине Ле Корбюзье. Сегодняшняя статья посвящена правилам жизни архитектора Ле Корбюзье от Esquire.

Ле Корбюзье

 Арxитектор, умер 27 августа 1965 года в возрасте 77 лет в Рокебрюн — Кап-Мартене, Франция

“Я гораздо более выдающийся художник, чем Пикассо. И гораздо лучший чертежник.”

ВСЕ ВОКРУГ — геометрия.

МОИ РОДИТЕЛИ СОЗДАЛИ ДЛЯ МЕНЯ гармоничную среду, простую и достойную, без намека на буржуазность.

МЛАДШЕМУ БРАТУ с детства было уготовано музыкальное будущее. Вся семья думала о его карьере, а меня оставили в покое. Я торчал на улице с друзьями; я забросил школу, когда мне было тринадцать лет.

Я КУПИЛ МАЛЕНЬКИЙ «КОДАК», но быстро понял, что доверяя свои эмоции объективу, я забываю смотреть. И я забросил фотоаппарат, взял блокнот и угольный карандаш — с тех пор я всегда и повсюду рисую, даже в метро.

РИСОВАТЬ — ЭТО ПРЕЖДЕ ВСЕГО СМОТРЕТЬ, наблюдать, открывать. Нужно рисовать, чтобы проникнуть в глубь увиденного, чтобы оно осталось в памяти на всю жизнь.

АРХИТЕКТУРА — ЭТО МОЯ ЖЕНА, а живопись — любовница.

Я ГОРАЗДО БОЛЕЕ ВЫДАЮЩИЙСЯ ХУДОЖНИК, ЧЕМ ПИКАССО. И гораздо лучший чертежник.

ЕСЛИ Я ПРОДЕЛЫВАЮ КАКОЕ-ТО ДЕЙСТВИЕ с помощью рук, я его запоминаю, если же я просто нажимаю кнопку — не замечаю своего участия.

АРХИТЕКТУРА РАСПРЕДЕЛЯЕТ МАССЫ И ОБЪЕМЫ. Вдохновение превращает инертный камень в драму.

В 1922 ГОДУ МЕНЯ ЗАХВАТИЛА МЕЧТА, с которой я уже никогда не разлучался: жить в городе, достойном нашего времени. Я разработал детальный проект современного города с трехмиллионным населением. Солнце в доме, небесная лазурь за окном, море зелени, которое видишь перед собой, пробудившись ото сна, тут же, в городе.

МИССИС САРАБXАЙ БОЯЛАСЬ, что когда ее сыновья женятся, их дети упадут с неогражденного балкона и разобьются, — как будто мне есть до этого дело. Как будто я, Ле Корбюзье, должен жертвовать замыслом ради каких-то нерожденных детей.

ЗЕМЛЯ ПОКРЫЛАСЬ ГНОЙНИКАМИ ПОД НАЗВАНИЕМ БОЛЬШИЕ ГОРОДА. Они превратились в монстров, как Нью-Йорк, Лондон и теперь уже и Париж — с пяти-, восьмимиллионным населением. Это какая-то биомасса.

МОИ ГОРОДА — ЗЕЛЕНЫЕ ГОРОДА.

МАРСЕЛЬСКИЙ БЛОК — ЭТО ДОМ БУДУЩЕГО. Я сказал: «Марсельцы, вы хотите, чтобы ваши дети росли в тишине и на природе? Хотите, чтобы никто не вмешивался в вашу личную жизнь, и чтобы вам не приходилось слушать чужие разговоры? Хорошо же, я соберу вместе две тысячи человек и построю для вас дом с единственным входом. И вы никогда никого не увидите в коридорах, которые я называю внутренними улицами. Вы будете жить в тишине и полном одиночестве; солнце, воздух и зелень заполнят ваши окна».

ПЛАН ХОРОШ ТОЛЬКО В ТОМ СЛУЧАЕ, если он обеспечивает плодотворное сотрудничество людей при максимальном сохранении их индивидуальной свободы.

УКРАШЕНИЕ — ЭТО НЕЧТО ПОВЕРХНОСТНОЕ, оно только занимает место. Когда ты живешь в чрезмерно украшенном доме, ты уже не замечаешь украшения.

У МЕНЯ С ДЕТСТВА СЛАБОСТЬ к ракушкам. Нет на свете ничего более красивого, чем ракушка. В ней соединены законы гармонии и очень простая идея: ракушка — это спираль, которая раскрывается изнутри наружу.

ПОЭЗИЯ — В СЕРДЦЕ ЧЕЛОВЕКА, и именно поэтому человек способен постигать сокровища, скрытые в природе.

МНЕ НРАВЯТСЯ ТОЛСТЫЕ ЖЕНЩИНЫ.

ЖИЗНЬ НАЛАЖИВАЕТСЯ ТОЛЬКО ПРИ согласовании двух противоположных принципов, управляющих человеческой личностью: индивидуального и коллективного.

Я СОВЕРШЕННО НЕ ПОНИМАЮ СВОЮ ЖЕНУ. Она довольно глупа. Я отдал ей все деньги, но ей все мало. Мадам еще хочет детей! Она достает меня своими просьбами завести детей. А я ненавижу детей. У нее уже есть собачонка, этого должно быть достаточно. Пусть заведет еще собаку, но оставит меня в покое!

МОЛОДОСТЬ ПРЕКРАСНА, но чертовски беззаботна.

ДА, Я СТРОИЛ НЕБОСКРЕБЫ ДВУХСОТМЕТРОВОЙ ВЫСОТЫ, но я возводил их там, где они уместны. Заклинаю вас, не губите Венецию.

Источник: www.esquire.ru